В интервью Woman.ru Любовь Успенская рассказала, почему не боится экспериментировать ни с творчеством, ни с собственным стилем, как построила доверительные отношения с дочерью Татьяной и на чем держится ее 30-летний брак с Александром Плаксиным.

Любовь Успенская пообщалась с Woman.ru

Признаюсь, познакомиться с Любовью Успенской я хотела давно. Во-первых, обожаю ее творчество, во-вторых, вместе со всеми поражаюсь смелости и красоте певицы, ну а в-третьих, восхищаюсь ее уверенностью и стремлением жить «на полную громкость».

Наконец, случай пообщаться представился. Мы встретились с Любовью на одном из музыкальных фестивалей в гримерке перед ее выступлением.

Наша героиня сидела на диване, вокруг сновали ее помощники, с которыми она обсуждала последние приготовления, шутила, разговаривала нежно, по-доброму, можно даже сказать, по-матерински. Свое интервью я хотела начать с другой темы, но первый вопрос возник сам собой…

Woman.ru: Любовь, смотрю на вас и диву даюсь: вы потрясающе выглядите! Каких усилий вам стоит сохранять красоту и подтянутость?

Любовь Успенская: Да, больших, ведь ничего не дается легко. Если хочешь совершенствоваться, быть лучше себя прежнего, надо действительно работать над собой. Правильная косметика, профессиональные стилисты, визажисты. Например, если я говорю, что сегодня мне нужно быть королевой рэпа, они четко выполняют поставленную задачу, и я выгляжу не хуже (а то и круче) популярных американских рэп-исполнительниц.

Стремление к совершенству не позволяет отключать мозг. Порой я могу проснуться среди ночи с мыслью: «Так, у меня завтра съемка, потом концерт, я должна быть в этом образе, спеть эти песни». Не расслабляюсь ни на минуту. Мне важно, чтобы публике нравились мои композиции, поэтому я подбираю репертуар специально под каждый концерт. С командой мы на связи круглые сутки и каждый день.

Признаться, меня пугает даже мысль, что я могу остановиться и мое творчество прекратится. Именно поэтому я постоянно ищу новые пути, решения, стремлюсь быть с молодежью на одной волне.

Здорово и то, что они ко мне тянутся, питаются моей энергетикой. Это большой труд, и для этого нужны и голос, и красота, и здоровье, и физическая сила. Иначе невозможно выдержать постоянные переезды, перелеты, бессонницы.

«Пенсия для меня — это страшно» 

Woman.ru: В одном из интервью я прочитала, что слово «пенсионер», произнесенное по отношению к вам, для вас оскорбительно…

Л. У.: Ну, какой пенсионер?! Еще молодой девочкой я дала себе слово, что никогда не возьму в руки пенсионную книжку. Я верю, что тем самым ты остаешься человеком, который уверен в себе и своей силе. Пенсия для меня — это страшно.

Я хочу продолжать петь и умирать на сцене, даже если выступать придется в инвалидном кресле. У меня много идей и планов: например, мечтаю покорить Бразилию, потому что хорошо чувствую их музыку, эти ритмы у меня в крови. Хочу записать дуэты с великими бразильскими певицами, зачитать рэп с 50 Cent. Что касается последнего, у меня уже была такая возможность, но, честно говоря, я струсила, решив, что меня не поймут. Сейчас, когда я записала уже две песни с Cygo, больше ничего не боюсь. Главное — это быть уверенной в том, что ты делаешь.

Я ведь не шутила, когда говорила, что это только начало. Я ушла из шансона, из этой пещеры, не для того, чтобы оказаться нигде. Следующая ступень — королева рэпа.

Woman.ru: Вы не боитесь экспериментировать не только в творчестве, но и с собственным стилем. Порой выходите в свет в таких нарядах, на какие сможет отважиться далеко не каждая молодая девушка…

Л. У.: А я могу, потому что моя фигура мне это позволяет. Я бы никогда не оделась откровенно, зная, что у меня что-то где-то торчит, подвисает или ноги некрасивые. Всегда показываю свои самые удачные части тела. Это смотрится достойно, а не вульгарно, я никогда не перехожу границ.

Когда мне говорят: «Любонька, ты же звезда, может, тебе стоит подлиннее платье надеть?», я отвечаю: «Алле Борисовне можно, почему мне нельзя?» (улыбается). Зрители же, наоборот, поддерживают мой стиль и просят меня только так и выступать. Важно быть уверенной в себе, иметь хороший вкус и правильное видение, и тогда тебе ничего не страшно.

Woman.ru: Тем не менее многие женщины с возрастом начинают одеваться скромнее, где-то даже скучнее.

Л. У.: Это люди, которые не уверены в себе и не понимают, чего они хотят. Я точно знаю, что хочу, что могу и не могу.

Woman.ru: Вы с дочерью обсуждаете стиль друг друга?

Л. У.: Я Тане всегда даю советы, она прислушивается, покоряется, потому что видит результат, как это красиво. Дочь доверяет мне полностью. Я к мнению Тани тоже прислушиваюсь, чтобы не притуплять ее уверенность, но больше доверяю себе.

«Когда дочь стала женщиной, она первым делом позвонила мне и рассказала все в деталях. Тогда я поняла, что она действительно мне доверяет»

Woman.ru: Чего вы не терпите в людях?

Л. У.: Я ненавижу ложь, неискренность и лесть. У меня очень сильная интуиция, и если я поняла, что человек врет, он перестает для меня существовать. Если вдруг мне с этим человеком в дальнейшем предстоит еще работать, близко к себе я его все равно не подпущу.

Ложь для меня — самое страшное. Мне говорят, что я чересчур честная, но по-другому я не умею. Может, годам к восьмидесяти научусь.

Woman.ru: Человек перестает быть вашим другом, если он…?

Л. У.: Если он меня предал или скрыл от меня то, что должен был сказать. Настоящий друг обязан быть искренним, честным с тобой, рассказывать все, потому что это может повлиять на твою судьбу.

Слава Богу, меня окружают только достойные люди, которые защищают меня. Ко мне часто цепляются люди, которые с моей помощью мечтают пробиться в нашу среду, как-то нажиться.

Мои друзья всегда начеку: они находят доказательства, что человек не тот, за кого себя выдает, и я каждый раз понимаю, что благодаря им уберегла себя от очередной неприятности.

Честность — это то, что мне особенно важно. Своим друзьям я разрешаю говорить всю правду и обо мне в том числе. Не нравится песня, как я выступила, мой наряд, поведение — хочу знать все. Хочется, чтобы на моем пути было побольше таких друзей, которые будут, не боясь, говорить мне правду, а не льстить.

Woman.ru: С Татьяной у вас такие же честные отношения?

Л. У.: Конечно, причем мы всегда были близки. С самого ее рождения я старалась быть для нее больше подругой, нежели матерью. Мне казалось, если я буду ее напрягать и на каждом шагу твердить «я мама», она от меня отдалится. Мне же хотелось, чтобы она не боялась открыться, и я разрешала ей говорить со мной как с подругой, рассказывать все. Таня делилась со мной такими вещами, какие не каждая мама способна в принципе принять.

Например, когда дочь стала женщиной, она первым делом позвонила мне и рассказала все в деталях. Тогда я поняла, что она действительно мне доверяет.

Мне в своей жизни, к сожалению, не довелось иметь такой же привилегии: моя семья была очень консервативная. Для них было важнее и лучше услышать сладкую ложь, чем горькую правду, поэтому я не могла быть откровенной с ними, старалась все держать в себе, скрывать.

«Никому неинтересно смотреть на ваше расстроенное лицо, поэтому я всегда улыбаюсь»

Woman.ru: Вас вообще легко обидеть?

Л. У.: Я чувствительная натура, поэтому обидеть меня легко. Но при этом я могу дать сдачи, соответственно — меня лучше не трогать (улыбается).

Woman.ru: На вашу долю выпало немало горестей, препятствий, разочарований, но вы всегда с улыбкой на лице.

Л. У.: Никому неинтересно смотреть на ваше расстроенное лицо, поэтому я всегда улыбаюсь, хотя в душе может твориться все что угодно. Моя боль касается только меня, а люди, которые пришли на концерт, не должны этого видеть, они хотят расслабиться, повеселиться. Им нужна счастливая я.

Бывает, что мне хочется рыдать, но я выхожу к зрителям и забываю обо всех проблемах. Никто никогда не догадается, что происходит у меня в душе.

Я пела на сцене и с переломами пальцев ноги, и с температурой, и с сильным бронхитом. Команда порой не понимает, как я выступаю, пою, танцую. Я и сама не могу этого объяснить. Происходит чудо: ты выходишь на сцену и резко выздоравливаешь, забываешь обо всем. Уходишь за кулисы, и все возвращается.

Woman.ru: А что помогает выйти из состояния уныния?

Л. У.: Проплакаться — это хороший способ, потому что со слезами выходит вся твоя боль, ты освобождаешься. Бывает, поплачу, вылью все наружу и начинаю жить сначала. Но переживания — это не всегда плохо. Например, мне они дают бОльшую чувствительность, силу, оттого и музыка, которую я делаю, получается лучше, эмоциональнее, пронзительнее.

Woman.ru: У вас среди поклонников немало молодых людей. По-вашему, в чем секрет?

Л. У.: Секрет в том, что я сама в душе молодая, обладаю такой силой и энергетикой, которая заряжает. Я современная, многое могу дать молодежи, они это чувствуют, тянутся, им со мной легко. Например, наши молодые артисты часто просят совета, показывают свои треки. Мне приятно, что мое мнение для них важно.

Woman.ru: Вы не только слушаете современную музыку, но и записываете ее. Взять даже ваш дуэт с Cygo. Это стремление не впасть в забытье?

Л. У.: Дело в том, что я лидер по натуре, поэтому постоянно стремлюсь быть лучше всех, впереди всех. Плюс ко всему я действительно современный человек, интересуюсь хорошей музыкой сегодняшнего дня, будь то джаз, поп, рэп, рок.

Или вы думаете, что я слушаю Михаила и Ирину Круг? Ну, нет, конечно.

Woman.ru: Есть ощущение, что вы уже заработали себе на безбедную жизнь, но вы все равно продолжаете активную концертную деятельность. Это как раз-таки желание оставаться на волне?

Л. У.: Понимаете, наша деятельность — это колесо, в которое ты однажды попал, крутишься и выйти уже не можешь, потому что оно не останавливается. И как тут расслабиться? Это как зараза, которую не победить (улыбается).

«Для меня отдых — это репетиция концертной программы, запись песни»

Woman.ru: Говорят, трудоголики не умеют отдыхать. Это про вас?

Л. У.: Нет, не умею — в стандартном понимании этого слова. Для меня отдых — это репетиция концертной программы, запись песни. Меня не интересуют светские тусовки, им я предпочитаю домашние посиделки с музыкантами. На гастролях свободный вечер с удовольствием проведу в хорошем джазовом клубе. Качественная музыка — вот что меня заряжает, мотивирует работать.

Мне повезло: с самого начала судьба посылала мне лучших музыкантов, которые заставляли и меня расти как профессионала. Сегодня мой бэнд — это настоящие звезды, таланты. Коллеги нередко отмечают наш звук, качество, и для меня это лучший подарок.

Комплименты внешнему виду я не особо воспринимаю — меня не волнует, как и в чем выступать.

Помню, был случай, когда я прилетела в один город на концерт, а чемодан остался в аэропорту вылета. При этом магазинов толком нет, еще и 8 марта — выходной день, все закрыто. Ради меня владелец какого-то бутика согласился открыться и продать какой-нибудь наряд. В итоге мне нашли капроновый комбинезон, который я бы в жизни не посмела надеть, и туфли не моего размера. Но это было лучше, чем ничего. Ситуация усложнилась, когда костюмерша, пытаясь погладить мой новый комбинезон, прожгла в нем огромную дыру на спине. И в этом безобразии мне предстояло выйти на сцену. Я вышла и честно призналась: «Дорогие друзья, спасибо, что в вашем городе смогли меня приодеть. Ничего, что у меня на спине дырка? Могу я снять туфли? У меня от них болят ноги». Так я и выступала: босиком и в рваном наряде. И именно в этот момент поняла, что главное для артиста — это не внешность, не количество нарядов.

Главное, чтобы народ слышал тебя и твою правду. Людям нравится искренность, а для меня их любовь — лучший подарок.

Woman.ru: К слову, о подарках: вы больше любите их дарить или получать?

Л. У.: И то, и другое. Я искренне радуюсь, когда покупаю красивое платье для подруги, представляя, как здорово она будет в нем выглядеть. Сегодня я не могу вернуться с гастролей с пустыми руками: обязательно везу подарок каждому помощнику и члену своей команды — от садовника до водителя. Они уже привыкли к этому, поэтому если я приеду и ничего не вручу, то их разочарую. Да и мне это в кайф.

«Саша — мой четвертый супруг. В какой-то момент ко мне просто пришло осознание, что от того, что ты меняешь мужей, по большому счету ничего не меняется»

Woman.ru: Самый запоминающийся подарок, который дарил вам супруг?

Л. У.: Пирожки с капустой! Шучу. Самый запоминающийся — конечно, именно тот кабриолет. Дело было в Америке, где мы и познакомились. На тот момент мы уже были любовниками, встречались три дня. Я переехала из Нью-Йорка в Лос-Анджелес, успела заселиться в новую квартиру, а вот транспортировку машины нужно было еще ждать.

Саша знал, что мне не на чем ездить, и пригнал к моему дому черный кабриолет марки Mercedes.

Через какое-то время я пела в местном ресторане, где за столиком ужинал Илья Резник (знаменитый поэт-песенник, — прим. Woman.ru). Ему рассказали эту историю про автомобиль, и, выходя из заведения, он подошел ко мне и подарил сервировочную салфетку. Я сначала не поняла, что это, а потом увидела, что вся салфетка исписана стихами будущей песни «Кабриолет». Это была первая композиция. В тот же вечер за соседним столиком сидел мой бывший муж. Резнику и об этом рассказали: так у него родилась вторая песня — «Банкет». (Поет.) На другом конце стола, тот, с которым я жила, тот, с которым провела лучшие года… Так что обе композиции абсолютно автобиографичны.

Woman.ru: Вы с супругом вместе уже 30 лет. На ваш взгляд, чья это больше заслуга?

Л. У.: Сложно сказать. Я ведь была замужем четыре раза, Саша — мой четвертый супруг. В какой-то момент ко мне просто пришло осознание, что от того, что ты меняешь мужей, по большому счету ничего не меняется. Я была влюбчивой, увлекалась красивыми, талантливыми и каждый раз думала: «Ну, этот лучше». Снова и снова мне казалось, что это мужчина моей мечты, но потом каждый из них начинал тянуть меня назад, в то время как я стремилась только вперед. Понимая, что мне мешают состояться, я уходила, думая, что следующий уж точно меня поймет. Но никто не понимал.

С последним мужем я решила, что не могу всю жизнь гоняться за идеалом, не могу беспрерывно ставить штамп за штампом. Я не успевала выдохнуть: едва расходилась с одним, тут же выходила замуж вновь.

В какой-то момент пришло осознание, что это пустая трата времени. Я поняла, что важнее для меня я сама и моя музыка, а мужчины стоят на втором плане.

И я решила, что больше не буду ничего менять. Кроме того, у нас дочь, а мне важно, чтобы у ребенка были отец и мать. Это то, чему меня учили мои бабушки, папа. Они говорили: «Любонька, гуляй, пока гуляется, но если родится ребенок, ты должна повзрослеть, остепениться и, конечно, сохранить семью». Наверное, это укоренилось во мне, и с рождением дочери я поняла, что не хотела бы, чтобы какой-то другой мужчина воспитывал моего ребенка и, не дай Бог, обидел его.

Woman.ru: Как супруг относится к тому, что на первом месте у вас музыка?

Л. У.: У него всегда было, есть и будет право выбора. Я никогда не кривила душой и не говорила: «Нет, ты на первом месте, а музыка — на втором». Саша знает правду, и ему решать, что с этим делать. Хочешь — принимай, не хочешь — уходи. Видимо, его все устраивает, он знает, что я не поменяюсь никогда. Мы оба свободны в своем выборе и вместе с тем доверяем друг другу. Я часто гастролирую, супруг уезжает в Америку по вопросам бизнеса и подолгу не бывает дома, но это ничего не меняет. Мы остаемся вместе.

    Любовь Успенская рассказала о себе, музыке, супруге Александре и дочери Татьяне Смотреть галерею

Woman.ru: Выберите: счастье в личной жизни или любовь поклонников?

Л. У.: А можно и то, и другое? (Улыбается.) Мне важны как любовь поклонников, так и счастье в личной жизни. На мой взгляд, если на личном фронте дела плохи, то и со слушателями будет тяжелее.

Источник: woman.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here